Охапкинские чтения 2015

Сергей Михайлович Некрасов, директор Всероссийского музея А.С. Пушкина, открывает вторые Охапкинские чтения.

ПО ИТОГАМ ОХАПКИНСКИХ ЧТЕНИЙ 2015 ГОДА

Вторые Охапкинские чтения в Доме Державина открыл С.М.Некрасов — директор Всеросийского музея А.С.Пушкина. Ровно 20 лет назад в парадном дворе ещё не отреставрированной усадьбы он вручил Олегу Охапкину Державинскую премию «за развитие традиции отечественной оды». Поскольку среди современных авторов не нашлось иных, развивающих Державинско-Тютчевскую традицию русской поэзии, то и премия не получила дальнейшего развития и Охапкин до сих пор стоит на этом пьедестале в гордом одиночестве. Справедливости ради надо отметить, что не нашлось таковых среди поэтов Москвы и Петербурга, а далее никто не искал.

Особенность вторых чтений заключалось в том, что в отличие от чтений первых, основной акцент был сделан не на научной конференции, а на круглом столе. Тема звучала так: О критериях христианской свободы. Имя Олега Охапкина, тесно связанное со средой петербургского литературного андеграунда 1960-80-х годов, давно вышло за рамки этой среды. В предисловии к его последней книге «Философская лирика» философ Татьяна Горичева писала: « “Сжигая собственную душу”, выбирая спасительную нищету, непрерывную боль, древний и новый хаос, Олег Охапкин не остаётся некой пассивной жертвой. Тем более нельзя его назвать “жертвой режима”. В его поэзии нет политиканства и психологического редукционизма, она эк-зистенциальна в самом глубоком смысле слова. Эк-систенциальна, эк-стазна, потому что существует как Дар, как обращение к Иному».

Именно об экзистенциональном выборе христианства новым послевоенным поколение, к которому принадлежал Олег Охапкин, шла речь на круглом столе. Этот выбор менял биографию каждого и, конечно, отражался и в текстах и общественных акциях. Бесценным свидетельством того живого культурного процесса является «самиздат» и «тамиздат». Олег Охапкин был активным автором в самиздате. Он печатался в журналах «37», «Беседа», «Обводный канал». Первая его публикация состоялась в журнале «Вече», куда его стихи принёс Лев Николаевич Гумилев. Но судьбоносным для него стало участие в журнале «Община», где он стал литературным редактором. В чтениях принял участие главный редактор этого журнала известный правозащитник Александ Огородников. Он привёз копию второго номера, который был арестован и потому считался историками самиздата не сохранившимся. Теперь уже трудно представить, почему по делу о журнале «Община» и религиозному семинару Огородникова-Пореша было посажено в тюрьму десятки человек по всей стране, включая профессора французской филологии Татьяну Николаевну Щипкову. С общим докладом «Журнал «Посев» и религиозное движение в России. 1970-80-е гг.» выступил правозащитник Вячеслав Долинин. В его архиве сохранился 11 номер журнала «Посев» за 1984 год, где в разделе «Хроника» есть информация о насильственном помещении поэта Олега Охапкина в психиатрическую больницу.

Эта тема гораздо шире исторического контекста, куда её выгодно для себя определяют сегодня предпреимчивые литературные игроки (мол, дело прошлого). Но история самиздата убеждает нас в обратном. Феномен самиздата для России бессмертен, в каком бы полиграфическом виде он не существовал. И вот почему.

Олег Охапкин положил выбор Христа поверх прерванной традиции в основу понятия «Бронзовый век». Что оно включает в себя, что подчеркивает в поэтике и философии автора, что привносит в развивающийся литературный язык? Эти вопросы рассматривались на конференции – научной части чтений. Очень глубокий по мысли доклад «Мотивы сопротивления в творчестве Олега Охапкина» был у поэта Жанны Сизовой. Речь идёт о сопротивлении времени, страху, славе. Это погружение именно в охапкинский текст, без общих литературоведческих мест и саморефлексий.

Тема доклада Петра Казарновского выросла из предыдущих чтений и, на первый взгляд, выглядела пародоксальной: «Хеленуктическое в поэзии О.Охапкина. Охапкин смеющийся». Все знают Охапкина, как патетика и трагика, но поэту и тонкому исследователю литературы Петру Казарновскому приоткрылась одна из основных, но прикровенных черт поэтики Охапкина — его юродивый смех.

Тема доклада поэта Сергея Стратановского также возникла из дискуссии на первых чтениях. Охапкин дал самые пространные комментарии на легендарную Блоковскую анкету журнала «Обводный канал», (которая републикована в сборнике «Александр Блок. Исследования и материалы», издание «Пушкинского дома»). В видимом притиворечии его мнения: « Блок страдал какой-то неисцелимой слепотой в отношении истинно духовного мира», « Ему было дано страдание такой силы, что уже в нём одном, как в болевой точке, заложено таинственное исцеление», — заключён ответ нового поколения поэтов на творческий запрос века Серебрянного.

Иностранным гостем чтений стала славист из Англии Эмили Лайго (Эксетер), которая первая защитила диссертацию в Оксфордском университете на тему ленинградской поэзии 1950-70х годов. Она подарила свою книгу в библиотеку филологического факультета СПбГУ. После этой, в большей степени, описательной работы началось уже концептуальное изучение этой темы. Например, с концепцией Жозефины фон Цетцевитц нам удалось познакомиться на первых чтениях.

Примечательным было в этом году участие в чтениях литературоведа Юлии Валиевой вместе со своей аспиранткой Натальей Берновик. Трудно переоценить вклад Ю.Валиевой в системное изучение феномена неподцензурной литературы советского периода. Она первая в Петербурге ввела эту тему в академический оборот. Содержательный доклад её ученицы «Образ поэта-пророка в стихотворениях Олега Охапкина «Пророк» и Михаила Генделева «Баллада»» внушает надежду, что система эта закрепиться в отечественной филологии, и не будет изгнана из университетских стен, как некогда генетика, металингвистика или семиодинамика.

Случилось и ещё одно открытие на этих чтениях. Готовя первый номер альманаха «Охапкинские чтения», который с целью экономии средств должен был выйти без цветных вкладок, мы с Дмитрией Шагиным натолкнулись в его архиве на огромное количество графики Натальи Жилиной более уместной для иллюстраций. Девять иллюстраций вошло в сборник и 90 составило выставку при открытии чтений. Эта выставка легла в основу ещё более обширной (150 работ) в музее А.С.Пушкина на Мойке, которая состоялась там через несколько месяцев. Там мы открыли для себя ещё одну сторону дарования Натальи Жилиной.

По складывающейся традиции чтения завершились Чтениями поэтическими. В них приняли участие: Пётр Чейгин, Жанна Сизова, Валерий Мишин, Пяйве Неннонен, Дмитрий Ивашинцов, Дмитрий Шагин, Сергей Стратановский, Пётр Казарновский, Тамара Буковская, Сергей Ковальский, Арсен Мирзаев, Максим Якубсон, Борис Лихтенфельд, Всеволод Рожнятовский.

По итогам первых Охапкинских чтений вышел альманах (твёрдый переплёт, 296 стр. стоимость 300р.), который можно заказать по адресу: tikovalkova@gmail.com

Третьи Охапкинские чтения пройдут в октябре 2016 году в Москве. О месте и времени будет объявлено дополнительно.

Т.Ковалькова

,