О литературе в контексте актуальной политики

Именно такой разговор состоялся на одном из очередных заседаний Зиновьевского клуба в Президентском Зале Международного мультимедийного пресс-центра МИА «Россия сегодня», в котором НП «Русская культура» приняло участие. Гостьей клуба стала заместитель главного редактора альманаха «Русский мiръ» по связям с общественностью Татьяна Ивановна Ковалькова.

С полной видеозаписью этой встречи можно ознакомиться здесь.

Её комментарий по сути состоявшегося разговора мы публикуем ниже.

«Важно вновь подчеркнуть, что НП «Русская культура» и издаваемый ею альманах, принципиально стоит вне актуальной политики, но при этом наши члены, как граждане РФ и в силу своей профессиональной деятельности участвуют регулярно в разных общественно-политических собраниях. Наша стратегическая задача – стоять на стороне культуры, в каком бы контексте не рассматривалось её функционирование. Поэтому мы с радостью приняли приглашение Зиновьевского клуба поучаствовать в разговоре о минувшем годе литературы.

На сайте «Университет коммунизма» http://unicom15.ru/index.php/zinovevskij-klub заметка об этой встрече была названа просто и конкретно: «Год литературы не удался». Не обозначенный её автор в частности отметил:

«Основным докладчиком выступил историк литературы, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея, автор выходящей в этом году в серии ЖЗЛ «Биографии Александра Зиновьева» – Павел Евгеньевич Фокин. В своём достаточно саркастичном выступлении он дал понять, что считает Год Литературы неудавшимся. Ничего выдающегося за прошедший год сделано не было. С иронией он привёл факты, как где-то поставили памятник табуретке – первым «подмосткам» начинающих чтецов, а на какой-то железнодорожной станции сделали доску с предупреждением возможным самоубийцам от имени господ Вронского и Каренина, якобы, это способствовало пропаганде Л.Н. Толстого… Было высказано горькое предположение, что начавшийся Год Кино также не удастся. В принципе, они правы. Год Литературы в этом свете не выглядит удачным. И претензии их как читателей к людям пишущим и печатающим вполне обоснованы. Действительно, стоит ли табуретка того, чтобы её увековечивали? Особенно в рамках общегосударственного мероприятия. Год литературы в России всё-таки подразумевает программу государственного масштаба, итогом которой должны стать повышение престижа русской и российской литературы, расширение присутствия литературы в российском и мировом культурном пространстве. От себя добавлю, что хотелось бы видеть новые имена на книжных прилавках. На данный момент выходит, что издательства не берут в работу неизвестных авторов, а чтобы стать известным, нужно напечататься. Получается замкнутый круг».

С этой критикой нельзя не согласиться. Но, также нельзя не согласиться и с тем, что критика эта внешняя по отношению к культурному процессу. Эксперт Зиновьевского клуба Дмитрий Куликов отмечает, что «наследие Александра Зиновьева — единственное, что позволит нам сформировать русскую философию XXI века». Речь идёт о неомарксизме, то есть подлинном, не вульгаризированном марксизме, как его понимал А.Зиновьев. Как известно, в основе марксизма, как философии, лежит диалектический принцип. Это значит, что мир в этой системе координат всегда чёрно-белый. Поэтому марксист, если он честный и порядочный человек, всегда прав. А вот с этим согласиться трудно, ибо «есть многое на свете, друг, Гораций, что и не снилось нашим мудрецам». Вот уже сто лет, как развивается иное (не марксистское) порождение нашей культуры – русская религиозная философия. Её апологеты писали и творили, как под прессингом советской системы, так и в эмиграции. Это творческое наследие также ждёт своего осмысления в потомках. Русская религиозная философия не менее уникальное явление в мировой культуре, как и неомарксизм. Таким образом, автор этих строк, как человек православный, стоит в философском отношении на иных позициях, нежели члены Зиновьевского клуба. Но нас объединяет патриотизм и государственность мышления. И поэтому наш диалог состоялся.

Надо отметить, что не испытывая чувства удовлетворенности от прошедшего года литературы мы, тем не менее, ничего от него и не ждали. Сегодня культура, как и в советское время, не является приоритетным направлением государственной политики, а это значит, что все мероприятия под эгидой государства обречены организовываться «по остаточному принципу»… внимания, материальных вложений, административного регулирования.

Более того, с нашей точки зрения, важно разделять два процесса: процесс создания литературы и процесс поддержки литературного процесса. Печальный опыт вмешательства государства в литературный процесс обернулся в недавнем прошлом появлением «второй культуры» или культуры неподцензурной, или ещё называемой «культурой андеграунда». Современные неолиберальные технологии продолжают начатое: искусственно маргинализируют идеологических и эстетических оппонентов с помощью «заговора молчания». Именно поэтому на книжных прилавках не появляются новые авторы, которых так хочется видеть всем, не только членам Зиновьевского клуба. Это было бы не возможно, если бы государство поддерживало не деятелей культуры, а меценатов культуры. Кабинет министров не обязан знать, как влияет духовная ориентация автора на его поэтику и является ли этот автор, в связи с этим, носителем национального культурного кода. В этом всегда разбирались меценаты, такие как, Иван Цветаев или братья Третьяковы. Современное антикультурное лобби захватывает позиции в государственных учреждениях и, пользуясь отработанными средствами, обрекает новое поколение на создание параллельных структур или эмиграцию. Чтобы разорвать этот порочный круг, нужна помощь государства, поддержка передовых людей в государственном аппарате, радеющих за престиж Родины. Мы верим, что такие люди есть и что за ними будет последнее слово.

Определённый оптимизм в этом отношении вселяет одно положение в резолюции Пленарного Заседания по итогам работы Секции «Литература и чтение» IV Cанкт-Петербургского Международного Культурного Форума 14-16 декабря 2015 года, в котором мне довелось поучаствовать. Оно касается обновления национальной программы поддержки и развития чтения.

Цитата: «Необходимы оперативные меры, направленные на предотвращение необоснованной ликвидации библиотек и обеспечения равных прав граждан, независимо от места проживания, на доступ к культуре и информации; обязательные минимальные социальные нормативы обеспеченности субъектов Российской Федерации объектами книжно-библиотечной инфраструктуры должны быть установлены решением Правительства Российской Федерации».

Ключевыми в этом абзаце являются: «оперативные меры», «необоснованная ликвидация» и то, что отныне социальные нормативы вновь стали прерогативой Правительства РФ, а не зав. РОНО или иного чиновника среднего звена.